Интервью с Антоном Белецкий Татьяны Гриневой

Вчера друг нашей команды и обладатель командной футболки Татьяна Гринева опубликовала на своей странице в facebook часть интервью с Антоном Белецким (полное войдет в ее книгу с 50-ю интервью бегунов-предпринимателей), в котором Антон рассказал о нашей команде, нашу философию алко-бега, ну и рассказал немного о наших похождениях. Вот ссылка на этот пост.

Вот фото из него —

Антон Белецкий, Татьяна Гринева, бег, марафон

Татьяна Гринева, Hard Drinking Athletes Team

А вот просто полная цитата его текста:

«Антон Белецкий (Anthony Biletskiy) — марафонец, ультрамарафонец и создатель бегового сообщества Hard Drinking Athletes Team. В прошлом — ресторатор, радиоведущий, сейчас — предприниматель и создатель стартапов. Мы знакомы с Антоном много лет, — на ресторанной теме, а встретились три месяца назад на рейсе Киев-Тель-Авив, когда я летела бежать там очередной марафон.

— Я тоже на марафон, — написал мне Антон.
— Болеть за кого-то? — ответила я скептически, вспоминая Антона едящего и пьющего.
— Нет, бегу сам.
— Половинку, наверное, или 10 км? — не снижая градус скепсиса, ответила я.
— Нет, полный. Кстати, давай вечером на пляж — мы с друзьями собираемся выпить там вина, — ответил Антон. — — Какое вино, — ответила я, — завтра же марафон!!!
— Так мы всегда бегаем только с похмелья,- отвечает Антон, — у нас команда пьющих бегунов.

Мы встретились уже после марафона, на вино, на тель-авивском пляже, и оказалось, что марафонов Антон пробежал не меньше моего и даже быстрее, что бегает он уже 3 года, и что всё изменилось, — но да, бегают они только с похмелья, — такое правило. Правда, пьют уже лишь сухое вино, и вообще стали вегетарианцами, изменили окружение, жизнь и в общем, очень счастливы. После поездки мне вручили гордую именную футболку Hard Drinking Athletes Team с моей фамилией, — потому что только те, кто пьет и бегает марафоны (42 км!) могут вступить в клуб. С похмелья я бегать не рискую, но история Антона — осознанней и впечатляющей многих, и Антон — один из пятидесяти героев моей книги о беге и предпринимательстве, которая, выйдет уже в этом году.

Про марафоны мои читать тут: https://www.instagram.com/12marathons/
Ну и на паллиативную программу для онкобольных детей средства можно перечислить по ссылке: http://super.tabletochki.org/…/pomogi-detyam-ubezhatb-ot-ra…

— Я начал бегать года три назад, в 34. Это был переломный момент: я развелся с предыдущей женой, изменил отношения со своим ресторанным бизнесом и сконцентрировался на себе. Я начал постепенно: стал рано вставать, в 6 утра, и куда-то уходил пешком: не бегал, и в какой-то мере я чувствовал себя городским сумасшедшим. Но бесцельно ходить я не могу, потому я придумывал себе цели: типа куда-то съесть мороженное и обратно. Потом начал бегать, когда перебрался на Русановку.

— Когда я перешел на длинные дистанции, был конец апреля. Я начал бегать в середине того же лета, от начала моих пробежек до первого полумарафона прошло 3-4 месяца.

— Мой первый марафон был в Киеве: было жестко, я добежал, но мне это все не понравилось, и я решил ещё пробовать. Первый был не самым медленным, я к нему долго готовился. А сейчас я местами ленюсь: подзабил, потому что точно знаю, что добегу.

— Мои единственные проблемы с бегом были на начальном этапе, когда я не знал, как готовиться. Если я вечером сожрал что-то тяжелое, в процессе мог неожиданно захотеть в туалет. А потом привык: я стал факультативным веганом, сильно контролирую свое питание. Но из-за того, что я каждый день тренируюсь, почти каждый день не ем мясо.

— Свой первый полумарафон я чуть не проспал: это был, по факту, наш первый полумарафон, винный, в Бургундии. Там же — старейший аукцион вин в Европе, все дышит вином. Заходишь в супермаркет, понимаешь, что нормальное вино по 3,50… Утром жена меня и Юрку расталкивает, говорит: «Так, ребята, у вас через час заканчивается регистрация, вам надо получить стартовый. А вы вот тут лежите». Мы под дождем прошли весь город, получили стартовые, добежали, успели. Так с этого полумарафона и началось: «А давай еще один»?

— Мой друг Юрка специально не тренируется, чтобы ему было хреново бежать. Он такой: как стоматология без анестезии. Вызов себе: знаешь, есть люди, которые чем-то недовольны и они считают, что со своим телом могут делать все, что угодно — шрамирование делают, к примеру.

— Желание передумать бежать было один раз — перед забегом было в Стамбуле. У нас начались проблемы еще за день-два до марафона. У нас все истории начинаются с этого: я беру бутылку кальвадоса. Потом появляются наши друзья, тоже бегуны, говорят: «А почему вы с нами не выпили»? Идем в дьюти-фри покупать маленькие, а тут продавец говорит: «А у нас сейчас большая скидка на большие бутылки виски». Мы берем литр, выпиваем литр. И вроде бы все окей. Только по прилету я просыпаюсь с похмельем, а Юра — вообще не просыпается. То есть, все вышли, а я не могу его вытащить. Приходит весь экипаж, начинает разбираться, поднимает. На следующий день мы рано утром прилетаем в Стамбул. Надо брать стартовые и завтра бежать. И я целый день уговаривал Юрку: «Может быть, ну, его нафиг»? От интоксикации же умирают! В общем, я думал, что это все закончится печально, но так мы пробежали марафон.

— Марафон — это медитация и поток. А потоки бывают разные: вот на шоссейном марафоне ты входишь в монотонный поток, где уже можешь бежать внутри себя. Ну, потому что, по сути, ноги переставляются монотонно и одинаково. А вот на трейле наоборот: ты весь уходишь наружу. На трейле ты всё время сконцентрирован и думаешь над тем, как правильно поставить ногу: так или вот так? Если поставишь неправильно, — ты улетел с горы.
Если марафон — это сконцентрироваться на своих проблемах, покопаться в себе подумать без раздражающих факторов, то трейл — это просто уйти от себя. Это процесс выживания и уход от себя.

— Чем меньше мы бегаем, тем меньше мы бухаем. Перед марафоном сразу напиваемся, а в обычной жизни -перестали. Мы как-то плавно ушли от крепких напитков и перешли на вино… Мы любим пить как процесс. Мы просто пьем вино сухое по чуть-чуть. Мы вот как раз на днях собирались. Осталось куча вина после — 3 бутылки!

— С бегом я стал себя чувствовать намного лучше. Раньше я считал, что люблю мясо, но я не люблю мясо. Появилось много других привычек, о которых я не догадывался, потому что прошлое часто было наносным. Про мясо — дело не в морали. Но действительно оказывается, что организму вкуснее фалафель. Марафоны стали тестом того, от чего хорошо, а от чего — не очень, помогли чувствовать себя. Обычный человек как думает: вот ему мясо нельзя, а он жрет, потому что вкусно. Он себя не чувствует и потом болеет.

— Я ограничил себя в кофе. Курить перестал. Это тоже странная вещь. Самый легкий способ бросить курить, — если ты живешь в горах, дышишь свежим воздухом. И поэтому я бросил курить в Шамони. И я курить люблю. Я считаю, что курить — это вкусно и полезно. Но бегу это мешает, поэтому я не курю.

— Когда я начинал бегать, у меня бегающий был только один друг. Были друзья, с которыми было бухать круто, вот они отвалились. Мы сейчас тоже бухаем, но уже по-другому: не на результат, а на процесс. И в 80ти процентов случаев во время бухания мы говорим о беге.

— Партнеры в бизнесе поменялись, многие бегают. Вот у нас с тобой было много возможностей пообщаться, но встретились мы только на беге, потому что бег — это сильная коммуникативная вещь. Объединяющая.

Бег и физика, всё, что связано с физиологией — это интимная зона. Все бегуны становятся по умолчанию близкими. Вот разве ты можешь поговорить о сбитых ногтях не с бегуном? Бегуны говорят между собой о таких вещах, о которых говорят родственники или близкие друзья.

— Я, бывает, начинаю ныть на трассе. И тогда я иногда начинаю представлять, что вот — кусты, а через них я вынырну. Это хорошо отвлекает. Если кто-то едет на велике или на мотоцикле, я предеставляю себе, как я сел сзади и уехал к финишу.
Мне не больно. Момент «больно» наступает после финиша. Бывает, что я не могу бежать, но перехожу на шаг, через сто метров снова бегу. Я не понимаю, что такое «стена».

— Марафон — это постоянно себя чувствовать и ставить на себе эксперименты. Достаточно экстремально, но интересно.

— Мне действительно страшно сойти с дистанции, если вдруг я буду понимать, что уже жопа. Я сходил с дистанции, потому что жопа наступала. У меня был один момент условной жопы, когда у меня родился ребенок 8 апреля, был какой-то марафон. Сегодня он родился, завтра я бегу с утра. И вот я не спал всю ночь. И на каком-то км, на пешеходном мосту у меня была усталость, я запутался в ногах и просто лицом упал в асфальт. Но мне это придало сил, я просто сконцентрировался и бежал без удовольствия, но как солдат бежал. Стукнулся и все. И появилось второе дыхание. Лицо в крови, все красиво.

Так получилось, что с того бизнеса, которым я занимался когда-то, я из-за марафона ушел. Сейчас я больше по стартапам. Раньше провал для меня был большим страхом, а сейчас это нормально. После марафонов я готов терпеть. И я готов играть долго, если надо. Из-за бега меняется психика.

— У меня хватает знакомых, которые бы хотели попасть в нашу Hard Drinking Athletes Team и получить нашу футболку. Они точно умеют хорошо пить и могут пробежать 5 км. Но они не станут с нами в команду, потому что они не пробежали с нами ни одного марафона. Потому что они не бегуны! 5 км, в принципе, пробежит хромой заяц. А если человек бегает 5 км регулярно, он рано или поздно пробежит марафон. Пробегут марафон — поговорим.

— Иногда бегающий 5 км — не бегун. А регулярно бегающий 5 км в любом случае пробегает половинку марафона. Я не считаю человека, который делает зарядку, спортсменом. Зарядка — это не спорт. Бегунов в целом я уважаю. Они уже молодцы. Но они не марафонцы, с ними невозможно поговорить о сбитых ногтях, они этого не знают, это наступает далеко за 10км.

— Я долго себя учил, что процесс — это круто. Я считаю, что счастье — это основная цель. Все остальное — мелочи. Неважно, какая у тебя машина, если ты в ней несчастен. Важно счастье с машиной или без машины. Плохой путь, когда счастье завтра, через 100 лет, когда я заработаю миллион. Сейчас я нашел ответ: когда ты нашел счастье, ты достиг цели.

— Люди не хотят быть в моменте, потому что это их не устраивает. Устраивает то, чего у них сейчас нет. Когда ты живешь в том, что тебя устраивает, ты автоматически в моменте. Если тебя бег устраивает, — в это время ты очень счастлив.

— Я считаю, что все люди изначально — хорошие, но плохо они себя ведут из-за своих проблем, комплексы заставляют их вести себя плохо. Марафонцы по определению — осознанные. Чтобы пробежать марафон, нужно в себе поломать кучу вещей. И они готовы играть вдолгую. А если ты готов играть в долгую, то ты осознаешь, что произойдет, если ты будешь вести себя плохо.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *